Как понимать слив телефонов одесской полицией в деле Михайлика

Одесская полиция очутилась в центре нового скандала, который вряд ли так просто сойдет ей с рук.

Речь пойдет о публикации семи сотен телефонов самых разных людей, которые опубликовал суд в рамках расследования покушения на общественного деятеля, кандидата в мэры Одессы Олега Михайлика.

Прекрасная имитация работы. Да, именно имитация, поскольку к расследованию, а вернее к поискам хотя-бы исполнителей этого преступления, данные номера телефонов не имеют никакого отношения. От слова “вообще”.

Как рассказал сам Михайлик, эти телефоны у него самым тупым образом были скопированны из телефона пострадавшего активиста, который в рамках следствия изъяли следователи.

И все бы ничего, ну вряд ли бы сильно возмутились сотрудники активиста, сантехники, электрики, автослесари, услугами которых он пользуется… Вот только в списке оказался номер нардепа Остапа Еднака. Того, кто представляет политическую силу “Сила людей” – ту самую, в рядах которой находится сам Михайлик.

Теперь руководству следствия будет особенно тяжело объяснить целесообразность публикации судом именно его телефона.

Ну и самое интересное. По номеру каждого из 700 абонентов полиция намерена “пробить” трафик звонков. Зачем? Вот пусть теперь и отвечают, ибо понять это логично не представляется возможным.

“Пока только факты “профессинализма” одесской полиции:
1. Руководитель группы следователей ушла в отпуск. Сначала на 7 дней, потом на 10, появилась через 2 недели. В её отсутствие все наши важные вопросы отсылала к ней.
2. Мой телефон, изъятый у моей супруги, без моего ведома и разрешения, до сих пор не вернули. Даже после того, как я передал следствию купленную мною за 300 грн флеш-карту на 64 гб для переноса информации с телефона.
3. Обещания еще месяц назад вернуть мой телефон со всеми контактами оказались не только враньем следователя. Благодаря решению суда они получили доступ к информации и трафику всех телефонов, находившихся в моей телефонной книге. Их оказалось более 700.
4. Весь список номеров из моих контактов, из изъятого без моего согласия телефона, оказался выложен в открытый доступ.
Сегодня мне звонили несколько моих друзей, которые не понимают, почему их номера появились в этом списке. И каждый из них выразился по поводу действий полиции. Большинство матом.
5. Я не имею даже слабого представления, кто и сколько времени будет обрабатывать информацию с 700 телефонов.
Как не понимаю, чем расследованию покушения сможет помочь полученная информация с номера моей супруги, дочери и десятилетнего сына
”, – написал Олег Михайлик.
Открытым остается вопрос о вмешательстве полицейского следствия в личную жизнь народного депутата, который якобы защищен неприкосновенностью. Как теперь полиция будет объяснять это?

На самом же деле все слишком просто. Полицейские не смогли на сегодняшний момент ни доказать причастность задержанных грузин к нападению на Михайлика, ни определить хотя бы возможный круг исполнителей и возможного заказчика преступлений.

Более того, работа в этом направлении вообще не ведется. А ситуация со сливом телефонов – это всего лишь опрометчивая попытка продемонстрировать всем, что следствие ведется. Очень неудачная и глупая попытка.

Глупая, потому, что следствие может обрасти новыми уголовными делами, где будет фигурировать исключительно непрофессионалисзм одесских следователей.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *